пристола6 игра

2017-10-23 16:54




Призвали чукчу (ч) служить в погранвойска. Отслужил он месяц, и идет к начальнику (н) заставы. (ч) - Начальника, в отпуск, однако, хочу. (н) - Ты че, офигел, месяц отслужил всего. (ч) - Хочу, однако. (н) - А %!`` с тобой, достанешь китайский автомат - пойдешь. Утром (ч) несет автомат. Делать нечего, пришлось отпускать. Вернулся (ч) из отпуска, отслужил месяц. Опять идет: (ч) - Начальника, в отпуск хочу. (н) - %:;`` твою ;``! недавно был! (ч) - Хочу, однако. (н) - Ладно, достанешь новую китайскую пушку - пойдешь. Утром пушка доставлена. Опять отпустили. Через месяц после отпуска опять идет. (ч) - Начальника, в отпуск хочу. (н) - (*?:%:%; %;``%:* твою %;`` тебя ``;%: и т.д. и т.п. Достанешь китайский танк - пойдешь. А сам решил посмотреть. Ночью чукча подходит к границе и кричит: - Китайца, в отпуск хочешь? - Хочу. - Давай танками меняться.


У тележурналистов любая чушь, сказанная скороговоркой с истерическим придыханием, считается важной новостью.






Плачет девушка на стоянке, Сидя в новеньком BMW, Вся в слезах и губной помаде — Три педальки, а ножки — две.


Взгляд с другой стороны Из всех воспоминаний о годах учебы для бывшего студента важнейшим является воспоминание о военных сборах. У тех, кто постарше, была еще "картошка" и "яростный стройотряд". Теперь тяжелые оборонительные бои на сельскохозяйственном фронте ведет армия, а коровники строят молдаване. Что остается бедному студенту? Только сборы... Через три дня после дембеля тяготы и лишения воинской службы как-то забываются, и воспоминания под водочку в кругу друзей о 30 днях "на войне" становятся, как писал Пушкин, "одним из живейших наших наслаждений". Между тем, в войсках начала учебных сборов студентов ждут с чувством тяжелой обреченности: для студентов где-то надо достать форму, надо их, прожорливых, кормить, лечить больных и шлангующих, а, самое главное, уберечься, от студенческой любознательности. Появление студентов на аэродроме можно сравнить с набегом стаи бандерлогов на мирную индийскую деревню... Студентам интересно все, но особенно их привлекают детали самолета, окрашенные красным цветом... Когда студент видит кран уборки шасси, боевую кнопку, или, оборони Господь, рычаг катапульты, глаза его загораются детским любопытством, а хватательный рефлекс практически необорим. Он запросто может сунуть палец в ствол пушки, заглянуть в раскрыв волновода радиоприцела, пощелкать автоматами защиты сети… Страшен также студент в наряде. Хорошо проинструктированный часовой из числа студентов смертельно опасен. Когда в караул заступают студенты, самовольные отлучки солдат из части напрочь прекращаются, так как в темное время суток часовой в очках со стеклами "- 5" беспощадно расстреливает все, что хоть чуть-чуть шевелится, причем со страху, как правило, попадает. Как-то раз, студенты одного из московских ВУЗов в нашем гарнизоне заступили в наряд по кухне. Дежурный по столовой в доступной форме объяснил, что нужно почистить 6 мешков картошки и 2 мешка лука. Студенты взвыли: - А машина для чистки картошки есть?! - Есть,- гордо ответил прапорщик, - неисправная. - Где?! Через полчаса с помощью автомобильных ключей из "копейки" прапора машина была полностью демонтирована и изучена, а еще через час в нее был загружен первый мешок картошки. Загудел мотор. Картофелины бодро терлись друг о друга, освобождаясь от кожуры. Умиротворенный зрелищем слаженного студенческого труда, прапорщик потерял бдительность и отбыл по своим делам. Между тем, студенты взялись за лук. На втором десятке луковиц кто-то сквозь слезы спросил: - А может, его, черта, тоже в машину? - Бинго!!! Картофелечистка удивленно взвыла, но взялась за дело. Привлеченный странными звуками, дежурный по столовой заглянул на кухню. Лука больше не было. Вообще. Зато полученная луковая шелуха странным образом в мешки из-под лука уже не помещалась. В мешки из-под картошки, впрочем, тоже. Через 10 минут искатели приключений в полном составе отбыли на гауптвахту.